Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

К ритика идеи сверх человека

Понимаете, в "Так говорил Заратустра" дан смутный образ. Ницше не может прямыми словами объяснить те направления, куда нужно стремиться. Кроме этого, вводится сила как базовая ценность. Это может привести к тупым формулам "кто сильнее, тот и прав". Если два потных негра отымеют лорда, кто прав? Обычно силу как прямую ценность может вводить человек, которому по жизни везло. Естественно, везение может быть следствием благородных качеств. Тем не менее, благородный человек может быть как силен, так и слаб. Умного, возвышенного человека, например, может окружать толпа завис инков, которая его уничтожит - тогда он будет слаб. Но, хотя, можно ввести формулу "если человек талантлив, то он не урод". Но талант это не сила. Обычно талант есть констатация интеллекта и/или высоких чувств. Критика христианства Ницше верна, но у христианства есть и благо родная сторона, которую он забыл. Ценности Вселенной можно объяснить, описав силы Аиа - силы совершенного благо родства. Их довольно много. Обычно они представляют собой энергетические и/или информационные потоки, подключающиеся к мозгу и видны как различные цвета в ауре вокруг головы живого объекта. Приведу лишь первые 7 Элохим. Они наиболее важны из всех энергетических потоков.

Аврариэль - Сила Правды, Сила Воли
Агамабон - святое неистовство, высокие чувства
Адон - (логический) интеллект
Акваз - образно-символическое мышление
Адхел - пронзающая время, пророческое зрение Муад'ди
Адсод - пронзающая пространство, различная экстрасенсорика
Ан - целостность (души и мира, синхронизация всего)
Блюз

Исторические и географические ляпы в писаниях

Как правило, история постоянно сквозит какими-то белыми пятнами и трещинами, которые тут же заполняются своими вариантами тех или иных событий. Этим грешат везде и всегда, каждый князь или король заказывал летописцам такое освещение событий, в которых бы он выглядел наиболее чинно и благородно. Религиозные источники вообще могут говорить о местах или событиях, которых не было или же были, но совершенно в ином виде.
Недавно, меня попросили высказать мнение относительно трудов Прабхупады (для тех, кто не знает, это основатель кришноитства). Собственно, сказать и нечего, стандартные религиозные подходы, основанные на приоритетности своего взгляда над остальными мнениями, слабоватом философском обосновании. Но главное, что более распространенные религии грешат, порой, самыми смешными огрехами не только в собственной философии, но и даже в описании исторических событий.
Например:Collapse )
85896252_3624175_sterh109svitok
Блюз

Время комедиантов

Очередные ненужные прения обуяли наше информационное пространство, теперь они касаются вопросов об идеологии. В частности идеологии православной. И меня смущает даже не это, не сами кричащие сторонники религиозной пропаганды, сколь смешны они не были бы, меня смущает не знание банальных социологических, исторических и философских основ. Почитав корифеев социальной философии, разбирающих основы идеологии и массового сознания, даже полный дилетант поймет, что у всякой идеологии, сколь бы она не была моральна и высокодуховна, есть обратная сторона.
Всякая идеология, какие бы она не провозглашала бы цели, отражает интересы небольшой правящей элиты, только окрашивается она в разные цвета, иногда оперируется на авторитет богов и святых, иногда на вождей и диктаторов. И речь здесь совершенно не идет о благе народа, духовном развитии, много ли вы видели блага для простого человека в этом мире, особенно в России?
А вообще, очень плачевно выглядят наши «ораторы», в теме, о которой говорят, сами ориентируются плохо, даже выглядят немного забавно. С одной стороны, Милонов, граничащий на грани нервного срыва и истерического припадка, с другой, очередной «свободный художник», который, подобно Милонову, путаясь и запинаясь, внушает мало уверенности. Порадовали «секунданты», однако группа поддержки Милонова, как и многие сторонники православного бизнеса, уж слишком самовлюбленны, презирая чужое мнение. Собственно, об очень многих верующих, которых я знаю лично могу сказать коротко, перефразируя старый афоризм, - они больше любят не религию в себе, а себя в религии.

not

(no subject)

Ницшевские орел и змея, которые парят вместе как некое единство - пробуждает в нас тот же архетип, который символизировал бог Абраксас. Орел символ небесного начала, символ света и Аполлона, он горд ибо возноситься над миром как Утренняя заря. Змея - это сам Дионис, это дикая энергия, это тело и в этом она мудра, ведь не пленена иллюзией разума. Но только когда они вместе и в дружбе - может начать твориться Жизнь, они нераздельные противоположности необходимые для творческой энергии Вселенной.

Олег Христенко

Блюз

Бегство от иллюзий

«Вы столкнулись с загадочными явлениями», — сказал Далай-лама, когда доктор Яхаги закончил свой рассказ. Он отметил, что не стал бы делать из этой истории обобщений, поскольку сам не сильно верит в целительные силы и прочие подобные вещи, хотя в некоторых случаях (здесь он кивнул в сторону доктора Яхкги) такое возможно. Случается так, что люди приходят послушать его, потому что верят, будто Далай-лама обладает магической силой, что у него есть целительские способности. «Это полная ерунда! Если здесь есть кто-то, кто на 100% процентов обладает способностями к целительству, я с удовольствием проконсультировался бы с ним по поводу боли в колене, которая меня беспокоит в последнее время!», — пошутил Лама.

Далай-лама повторил мысль, высказанную им на встрече нобелевских лауреатов премии мира в Хиросиме: мир не создашь одними молитвами, для этого необходимы действия. Чтобы помочь другим, мы должны, прежде всего, достичь внутреннего умиротворения. Не существует всеобщей, универсальной религии. Единственное, что доступно всем без исключения семи миллиардам людей, - это здравый смысл, «опирающийся на научные открытия».


Думаю, разочарование будет недолгим для тех, кто скажет, что от Ницше я ушел слишком далеко в этой статье. Нет, не ушел. И дело не просто в неком увлечении, а дело в адекватности увлеченности. В сообществе уже упомянули о симпатии великого мыслителя к буддизму, симпатии не Шопенгауэровской, отчаянно - усталой, усталой от собственной роли верблюда, что взгромоздил всю тяжесть культуры, а симпатии легкой и ироничной, симпатии. Ницше понимал, что за столь не понятным и пессимистичным взглядом на буддизм, европеец теряет главное - небывалое ощущение свободы, которая возникает, в тот момент, когда рушится вся рабская покорность перед истуканами. Буддизм - религия мира, уже слишком уставшего от слов и груза культуры. И, пока, аврамические религии, все еще всерьез размышляют, сколько ангелов уместиться на кончике иглы, буддизм (с оговоркой конечно) выходит на более осознанный, как бы сказал К.Г. Юнг, более психологический уровень. Буддизм учится у науки, а ученые, понимая, что узкость любого языка, нам не позволит адекватно, отразить всю реальность, учится у философского даосизма и философского буддизма выразить понимание реальности.


«Вы не должны следовать за мной, руководствуясь одной только преданностью. Подвергайте исследованию все, сказанное мною, анализируйте, и если установите правоту моих наставлений, тогда следуйте им».
Будда

"Так что у нас есть право подвергать анализу всё, даже учения Будды. В обычной жизни скептицизм считается дурным тоном. Но если вы скептически отнесетесь к работе ученого, то он примет это как должное. Нас учили относиться очень скептически ко всему. Всегда. Скептицизм подтолкнет вас к анализу, к проверке ‒ так это или не так? Вот такой менталитет нам прививали в монастырях..."
Далай-Лама
Блюз

Четыре всадника атеизма

Все начинается с беседы, в которой излагают главную особенность восприятия адептами аврамических религий иного мнения, их чувство негодования и утверждения, что все им обязаны.
Предлагаю в этой статье две интересные информации: новое сообщество, которое пока выплавляется http://misly-36.livejournal.com/ и видео, о котором я упомянул выше
Блюз

А чему здесь удивляться?

Да, да, а чему здесь удивляться? Я понимаю, что из-за массовой не дальнозоркости, понять обратную сторону морализма и напускной святости, тяжело, но здесь все на лицо. Порой, общаясь с подвижниками этого успешного коммерческого общества, что именуется "РПЦ", становится воистину страшно, так как в памяти оживают сцены из фильма "Агора"

Блюз

Историко-критический анализ Библии И.А. Крывелева

Из всех трудов по истории религий и религиоведения, наиболее авторитетными, даже среди церковной братии, признаются труды мыслителей-атеистов. Один из видных и интересных авторов ушедшей эпохи И.А. Крывелев 1a192
Книга отличается глубоким анализом библейских текстов, а самое главное, сравнительным анализом текстов на еврейском, греческом и русском языках. Автор методично расстреливает заблуждения о бесспорной пользе и безупречной этической высоте Библии. Еще плюс этой работы в том, что какой-либо идеологической подоплеки, вы найдете в ней мало, ссылок на мнение Энгельса или Маркса там, практически нет.

НИЦШЕ И НИЦШЕАНСТВО В РАССКАЗЕ РЮНОСКЭ АКУТАГАВЫ «В СТРАНЕ ВОДЯННЫХ»

Рюноскэ Акутагаву, иногда видят ницшеанцем, его можно было с натяжкой назвать атеистическим экзистенциалистом, так как он вполне воспринял идеи Достоевского, но так и не смог до конца поверить в Бога, хоть и пробовал, казалось бы, что вот-вот и Акутагава должен был принять смерть бога, но этого он не сделал, божья тень и его предрассудок – зло, преследовали Акутагаву до конца жизни.   Будучи социалистом – он не смог принять социальные идеи Ницше и единственное, что было в нем ницшеанского – это смерть вовремя, хотя возможно и с этим он опоздал. Тем не менее, в рассказа «В стране водяных» он сделал конструктивную критику ницшеанства своего времени, которая в чем-то возможно и потеряла актуальность, тем не менее остается злободневной для каждого из последователей Ницше и сейчас.
В начале двадцатого века ницшеанцтво заострило свое внимание на имморализме ( в отличие от современного, которое зачастую не идет в разрез с христианской моралью и даже христианским богом), были даже случаи, когда в знак своей имморальности люди полностью нарушали традиционный этикет и правила разумности, например были так званные «ницшеанцы», которые, чтоб воспитать сверхчеловека, поили своих детей алкоголем (видимо мысль Ницше, что «христианство и алкоголь – две проблемы Европы» были им далеки), поэтому совершенно  уместным была критика Акутагавой такой «сверхчеловечности»: «- Я? Я - сверхчеловек! - гордо заявил Токк [в  дословном  переводе  - "сверхкаппа"]…. Мы с Токком не раз хаживали в клуб сверхчеловеков.  В  этом клубе  собираются  поэты,  прозаики,   драматурги,   критики,   художники, композиторы, скульпторы, дилетанты от искусства и  прочие.  И  все  они  - сверхчеловеки. Когда бы мы не пришли, они  всегда  сидели  в  холле,  ярко освещенном электричеством, и оживленно беседовали. Время от времени они  с гордостью  демонстрировали  друг  перед  другом   свои   сверхчеловеческие способности. Так, например, один скульптор, поймав  молодого  каппу  между огромными горшками с чертовым  папоротником,  у  всех  на  глазах  усердно предавался содомскому греху. А  самка-писательница,  забравшись  на  стол, выпила  подряд  шестьдесят  бутылок  абсента.  Допив   шестидесятую,   она свалилась со стола и тут же испустила дух». Из этой цитаты так, же легко вырвать еще один пункт неполноценности ницшеанства, двадцатого века и отчасти современного – это то, что идеи Ницше бродили только в среде представителей искусства, что б огорчило Ницше, так как это одностороннее развитие личности, хоть и стопроцентно необходимое для последовательного ницшеанца.  До сороковых годов, самым популярным течением философии была философия жизни, основатель которой был Ницше, а предтечей Шопенгауэр в рассказе Акутагавы она названа «религией жизни»: « - У нас есть и христиане, и буддисты, и мусульмане, и огнепоклонники, - ответил он.  -  Наибольшим  влиянием,  однако,  пользуется  все  же  так называемая "современная религия". Ее называют еще "религией жизни"».  Одним из святых этой религии был Ницше:  «Мне стало тоскливо, и я обратил взгляд в следующую нишу. В  следующей нише был установлен бюст густоусого немца.
- А это Ницше, бард Заратустры. Этому святому пришлось  спасаться  от сверхчеловека, которого он сам же и создал. Впрочем, спастись он не смог и сошел с ума». С чего мы можем сделать вывод, что Акутагава, считал непомерно тяжкой ношу сверхчеловека, да и сам он не смог выдержать веса смерти бога.
Итак, можно подытожить критику Акутагавы современного ему ницшеанства, так как критика Ницше у него ограничилась мыслю о невозможности сверхчеловека, первое – это среда декаданса, против которого выступал Ницше, но по иронии судьбы как раз она и составила ядро его последователей в ХХ веке и второе – это взятие самых простых ценностей Ницше себе на вооружение, которые никак не отягощали «сверхкапп» .  Будучи глубоким человеком Акутагава смог достойно и тонко обличить ницшеанцев в их слабостях, поэтому, чтоб не повторять своих предшественников, современный ницшеанец обязательно должен ознакомиться с рассказом Рюноскэ Акутагавы «В стране водяных».
Блюз

"Проводник" сакрального

Жрецы, шаманы, священники, муфтии, брахманы всегда жили за счет казны и за счет простых людей. Сделав себя "проводниками" сакрального, они абсолютизировали свой статус. Но, по мере того, как развивалось самосознание человека, знания об устройстве мироздания, религии пришлось идти на уступки, используя все более и более увертливые хитросплетения софистики. На данный момент, авторитарной черте конфессий в западном мире пришлось уйти на спад, что не скажешь о России.
Есть такой нюанс в отечественных конфессиях. Часто его называют в простонародье "барский", это основная черта российских конфессий, будь то христианство, ислам или буддизм. Такая всепроникаемость и мода может привести к ужасным последствиям.

А это, немного истории.
Когда - то, в пору бурного интереса религией, я задался вопросом, почему у наших священнослужителей такое барское отношение к окружающему и окружающим. Ответ понятен, это и "заторможенность" России по сравнению с западным миром в 18 столетии и далее (в тот момент, когда полным ходом шел экономический рост, отчасти сочетавшийся с этикой новых веяний в религии Европы, большая часть населения России были под властью помещиков), и банальное безнаказанность по принципу жена Цезаря всегда вне подозрения. Я делал подборку всех интересных фактов, покопавшись в своих "дневниках" кое-что нашел.
Не могу сказать, что моя критика разностороння, она все таки рассматривает поведение служителей бога как явление социальное, даже политическое, не касаясь более "высоких материй", но остановлюсь именно ан социальном явлении.


При Петре I на церковных землях сидело 452 000 крепостных крестьян. На одних только патриарших землях при патриархе Адриане было 26 899 крепостных. По данным ревизии 1760 г. было в Великороссии и Сибири, крестьян мужского пола было 99 1761 человек, т.е. 13,8% сельского населения России. Одна только Троице-Сергиева лавра имела около 106 000 душ крепостных мужского пола.
В тот период у самого влиятельного и богатого помещика Шереметьева, их было около 45 000 для сравнения.
При Екатерине II после некоторых политических и социальных реформ многие крепостные, вместе с церковными землями перешли в собственность государства, число крепостных мужского пола приблизительно 910866 человек.
А вообще, у меня складывается такое впечатление, что мы так и не переставали быть крепостными, кое-как вздохнули более менее легко в период нашей "красной" истории и по новому.

А вот эти даты и события вообщем - то нчиего не доказывают, да и зачем. Я встретил в массе современных и советских источниках по истории и философии религии разного рода события в жизни церквей, они были, так же вели свою работу, так же что-то продавали и производили. Но религия всегда удачно находила себе нишу, и бунтовала в основном тогда, когда ее лишали полномочий, если такого не случалось, она всегда дружила с официальной властью или сегодня что-то происходит по другому? Может коррупционеров и политических преступников гонят из церквей, мечетей, храмов под пристальные взгляды журналистов?
Надо отметить, что религия, любых направлений, ловко варьировала свои убеждения. Так, в 1923 году патриарх Тихон заявляет об отказе от антисоветской деятельности. В 1927 году был опубликована декларация местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия, в которой он «не за страх, а за совесть», призывает верующих признать Советскую власть.

В продолжение размышления о кумирах http://www.proza.ru/2012/10/27/979