engineeer_garin (engineeer_garin) wrote in nietzscheana,
engineeer_garin
engineeer_garin
nietzscheana

Categories:

Война и мир: ницшеанство и толстовство


В течение всего этого месяца мир отмечал 100-летие со дня смерти Льва Толстого. Ажиотаж вокруг фигуры русского религиозного писателя разбудил во Мне интерес к вопросу о том, в каких же отношениях были Толстой и Ницше, два современника и два антипода.
Я провёл небольшое расследование и выяснил, что Толстой познакомился с идеями Ницше довольно поздно, в 1899 году, когда всё прогрессивное человечество уже оценило и признало гений немецкого мыслителя. В это время Ницше был на волне популярности, поэтому в резких оценках Толстого прочитывается ненависть не просто к философии Ницше, а к ницшеанству, как модному общественному явлению. Надо сказать, что Фридрих Ницше был гораздо более сдержан в своих оценках творчества Толстого, названного им «сострадательным русским пессимизмом».
Итак, предлагаю Вашему вниманию выдержку из статьи «Что такое религия и в чем сущность ее?», где учение Ницше подвергается грубому поругательству со стороны неотёсанного графа Толстого:

«Поразительнее же всего это уклонение от основных вопросов и извращение их в том, что в наше время называется философией. Казалось бы, есть один вопрос, подлежащий решению философии: что мне делать? И на этот вопрос, если и бывали в философии христианских народов, хотя и соединенные с величайшей ненужной путаницей, ответы, как они были у Спинозы, Канта в его критике практического разума, у Шопенгауера, в особенности у Руссо, ответы эти все-таки были. Но в последнее время, со времени Гегеля, признававшего все существующее разумным, вопрос: что делать? отходит на задний план, философия все внимание направляет на исследование того, что есть, и подведение этого под вперед составленную теорию. Это первая спускающаяся ступень. Вторая ступень, спускающая мысль человеческую еще ниже, это признание основным законом борьбу за существование только потому, что эту борьбу можно наблюдать у животных и растений. По этой теории считается, что погибель слабейших есть закон, которому не надо препятствовать. Наконец, наступает третья ступень, при которой мальчишеское оригинальничанье полубезумного Ничше, не представляющее даже ничего цельного и связанного, какие-то наброски безнравственных, ничем не обоснованных мыслей, признается передовыми людьми последним словом философской науки. В ответ на вопрос: что делать? уже прямо говорится: жить в свое удовольствие, не обращая внимания на жизнь других людей.
Если бы кто сомневался в этом страшном одурении и озверении, до которого дошло в наше время христианское человечество, то, не говоря уже о последних бурских и китайских преступлениях, защищаемых духовенством и признаваемых подвигами всеми сильными мира, один необыкновенный успех писаний Ничше может служить этому неопровержимым доказательством. Являются бессвязные, самым пошлым образом бьющие на эффект писания одержимого манией величия, бойкого, но ограниченного и ненормального немца. Писания эти ни по таланту, ни по основательности не имеют никакого права на внимание публики.
Такие писания не только во времена Канта, Лейбница, Юма, но и 50 лет тому назад не только не обратили бы на себя внимания, но не могли бы и появиться. В наше же время все так называемое образованное человечество восхищается бредом г-на Ничше, оспаривает и разъясняет его, и сочинения его печатаются на всех языках в бесчисленном количестве экземпляров.
Тургенев остроумно говорил, что есть обратные общие места, которые часто употребляются бездарными людьми, желающими обратить на себя внимание. Все знают, например, что вода мокрая, и вдруг человек с серьезным видом говорит, что вода сухая, - не лед, - а вода сухая, и с уверенностью высказанное такое утверждение обращает на себя внимание.
Точно так же весь мир знает, что добродетель состоит в подавлении страстей, в самоотречении. Это знает не одно христианство, с которым мнимо воюет Ничше, но это вечный высший закон, до которого доросло все человечество в браманизме, буддизме, конфуцианстве, в древней персидской религии. И вдруг является человек, который объявляет, что он убедился, что самоотречение, кротость, смирение, любовь, - все это пороки, губящие человечество (он имеет в виду христианство, забывая все другие религии). Понятно, что такое утверждение в первое время озадачивает. Но, подумав немного и не найдя в сочинении никаких доказательств этого странного положения, всякий разумный человек должен откинуть такую книгу и подивиться на то, что нет в наше время такой глупости, которая не нашла бы издателя. Но с книгами Ничше это не так. Большинство людей, мнимо просвещенных, серьезно разбирают теорию о сверхчеловечестве, признавая автора ее великим философом, наследником Декарта, Лейбница, Канта.
А все происходит оттого, что для большинства мнимо просвещенных людей нашего времени противно напоминание о добродетели, о главной основе ее самоотречении, любви, стесняющих и осуждающих их животную жизнь, и радостно встретить хоть кое-как, хоть бестолково, несвязно выраженное то учение эгоизма, жестокости, утверждения своего счастия и величия на жизни других людей, которым они живут».

Subscribe

  • Ницшеанство на практике.

    Как можно применить идеи великого философа и его последователей на практике? Кто как считает?

  • Время комедиантов

    Очередные ненужные прения обуяли наше информационное пространство, теперь они касаются вопросов об идеологии. В частности идеологии православной. И…

  • А чему здесь удивляться?

    Да, да, а чему здесь удивляться? Я понимаю, что из-за массовой не дальнозоркости, понять обратную сторону морализма и напускной святости, тяжело, но…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 52 comments

  • Ницшеанство на практике.

    Как можно применить идеи великого философа и его последователей на практике? Кто как считает?

  • Время комедиантов

    Очередные ненужные прения обуяли наше информационное пространство, теперь они касаются вопросов об идеологии. В частности идеологии православной. И…

  • А чему здесь удивляться?

    Да, да, а чему здесь удивляться? Я понимаю, что из-за массовой не дальнозоркости, понять обратную сторону морализма и напускной святости, тяжело, но…