November 27th, 2011

Блюз

Обратная сторона святости

Каждое чувство, каждое действие в природе имеет  обратную сторону. Кроме того, человек редко что-то делает просто так. есть и такие, но им всегда тяжело в этой жизни, так как их принимают либо за простаков, либо пользуются ими.   Невозможно бесконечно злиться, безмерно любить, так как все это может привести к обратному эффекту. Известно, что разъяренного человека, легче рассмешить (конечно, это будет смех не искренне дружеский), страдающие безмерной любовью, могут пойти на преступление, ради объекта наслаждения. В теле, каждой мышце есть свой антагонист, например бицепсу, ответственному за сжатие руки, есть антипод трицепс, отвечающий за разжатие руки. За бурным смехом может последовать полумедитативное спокойствие.
Сразу оговорюсь, известные в психоанализе примеры не указывают на то, что всякий, к примеру, добрый человек, есть злодей, а злодей – добрый. Эти примеры, своего рода предостережения, показывающие, что каждый надевает слишком много масок, за которыми можно не разглядеть сути. А главное, это самодиагностика, может кто-то найдет в себе указанные качества. Начнем с ярких перфеционистких наклонностей. Знаменитый психолог Хорни Карен, одна из первых обратила внимание на односторонность биологического подхода Фрейда к психоанализу. Как и Гваттари, она утверждает, что природу многих проблем нужно искать не в генетическом и биологическом, а в социальном. Святость. Высокая моральность. Меня всегда пугали люди, постоянно твердившие о нравственности, добре, вере, морали.
История человека с явными перфеционисткими наклонностями часто показывает, что он мог находиться под влиянием авторитетных родителей, которые явно навязывали, отстаивали свои мнения, любили спорить, сильно опекали. Второй фактор – несправедливое обращение с ребенком. В результате ребенок лишается центра тяжести, начинает искать авторитеты из вне. Для него родители всегда правы, мера ясного и неясного, желательного и нежелательного, приятного и неприятного, устанавливается вне самого индивида и остается для него чисто внешней. У него нет собственного мнения.
Принимаю такое положение вещей, дабы не признаться в собственном раболепствии,  его психика начинает искать защитные механизмы, выражается это в видимой независимости. Придерживаясь внешних стандартов, он пользуется ими как  «корсетом».
Collapse )